пятница, 26 сентября 2014 г.

Исповедь наблюдателя

Залогом победы на выборах является не только грамотная пиар-кампания и наличие денег, хотя многие считают именно так. Значительная роль в достижении триумфа отводится непосредственно дню «X», то есть дню голосования. Переживешь его, выстоишь, выиграешь битву с участковыми избирательными комиссиями – победишь в войне за желанный пост депутата или мэра. И ни один кандидат не должен забывать, что главными помощниками в битве становятся наблюдатели.

Участники предвыборной гонки зачастую слишком халатно относятся к выбору союзников на день голосования. В результате наблюдатели с совершенно безучастным видом приходят отбывать повинность, отсиживаться в уголке и играть в игры на телефоне. И выборы этого года, к сожалению, исключением не стали.

День голосования. 7:20 утра
Я пришла на участок заранее, в начале восьмого. Предварительно для меня и ряда других наблюдателей грамотные, знающие юристы провели мощный инструктаж и подробно рассказали, на что обращать внимание в первую очередь, как себя вести в той или иной ситуации, снабдили выдержками из закона о выборах и образцами жалоб на все случаи жизни. Папка наблюдателя получилась увесистой и солидной. Словом, я была готова к борьбе.
Сразу же мне бросились в глаза заранее опечатанные урны. По закону это является нарушением (урны должны быть опечатаны в присутствии наблюдателей и непосредственно перед открытием участка), но поскольку ящики прозрачные и всё (или почти всё) видно, решила просто взять себе это на заметку, но бурю в стакане не создавать. 
Кроме меня на участке присутствовали еще трое наблюдателей: неопределенного возраста мужчина с направлением от кандидата-спойлера и две молоденькие девочки, одна от фаворита предвыборной гонки, другая - от партии красных. Все веселы и приветливы, с комиссией явно на «ты». Я тут же понимаю, что день будет не из легких.
По началу члены комиссии относятся ко мне доброжелательно, все время предлагают кофе или чай, ведут со мной светские пустые беседы. Я веду себя вежливо, но сдержано, не покупаюсь на их фальшивое дружелюбие, но и не конфликтую. Ведь вежливость и аргументированность – главное оружие наблюдателя.

Первая часть Марлезонского балета. 12:30
К этому времени все люди уже давно проснулись, сделали свои дела и отправились голосовать. Отмечаю для себя наплыв избирателей. Приходится встать неподалеку от членов комиссии и смотреть, нет ли в паспортах вкладышей, не вписывают ли они в списки избирателей мертвые души. Другие наблюдатели все также спокойны и веселы. В какой-то момент понимаю, что людей скопилось очень много, царит хаос и суета. Начинаю прохаживаться вдоль помещения. И вижу, как некоторые избиратели подсели за столик к наблюдателям и голосуют прямо там, не доходя до специально оборудованной кабинки.
Делаю замечание комиссии, потому что помню нормы закона, где очень четко указано, что избиратели могут голосовать только в кабинках, чтобы не нарушать таинство процесса. После моего первого замечания члены комиссии как с цепи сорвались: у них резко изменился тон голоса, громкость речи и сам формат разговора. Понимаю, они настолько привыкли к аморфным наблюдателям, что я для них точно красная тряпка для быка. Даже несмотря на тот факт, что я привела им в качестве аргументов конкретные нормы закона о выборах, меня пытаются убедить в неправоте и намекают на удаление с участка. Но я, к счастью, свои права знаю и понимаю, что при корректном и вежливом поведении никто меня не удалит.
Факт нарушения законодательства не игнорирую, пишу жалобу, как меня учили. Достаточное количество накопленных жалоб в конце дня может помочь в аннулировании результатов по данному участку.

Главная беда наших выборов – выездное голосование. 16:00
Собираюсь на выездное голосование. В реестре 11 человек. Объезжаем каждый дом. В каждом из них либо совсем старенькие бабушки, вот-вот готовые справить столетний юбилей, либо инвалиды, которые с трудом могут даже ручку держать в руках. Только одна из внесенных в реестр избирателей смогла самостоятельно прочитать бюллетени и выбрать достойных кандидатов. Все остальные проставляли галочки только с подсказками членов комиссии, которые пальцем показывали, где расположен тот или иной кандидат. Справедливости ради стоит отметить, что бабульки действительно мало что могли увидеть в бюллетене, в котором 38 фамилий. Но суть в том, что они не могли трезво и справедливо оценить кандидатов, не могли сделать осознанный выбор. Поэтому я категорически против таких выездных голосований. Но претензий к комиссии, сопровождающей выездное голосование, не имею. А вот на других участках все было не так гладко: там председатели комиссии, не стесняясь, запихивали пачки бюллетеней в урны для выездного голосования. Но поскольку между двумя участками один человек разорваться не может, предотвратить нарушение у меня не получилось.

Завершение голосования. 19:30
В течение дня мне поступали звонки от моих друзей, которые «в теме» избирательной кампании и всех возможных правонарушений на выборах. Мне сообщили номера и марки двух машин, которые занимались подвозом избирателей. Занимались основательно, продуманно и непрерывно. В конце-концов мне это надоело, и я решила вмешаться. Подаю жалобу председателю, а они уже срываются на крик и переходят на личности (за день наши отношения полностью расстроились, а обстановка накалилась до предела). Члены комиссии хором призывают меня не подавать жалобы, чтобы не портить статистику и не создавать им проблем. Подключаются наблюдатели, которые говорят: «Вы ничего не докажете», «Зачем вы лезете туда, куда не просят» и прочее. Комиссия сначала взывает к совести, а на мой комментарий про то, что я слежу за соблюдением закона о выборах, резко отвечает: «А вы разве все в жизни делаете по закону?». Вопрос несколько обескураживает, но я отвечаю достойно: «Если бы я что-то делала не по закону, была бы не здесь, а в другом месте». В результате, с боем, но жалобу принимают.
Сотрудник полиции (который в течение всего дня только пил кофе и любезничал с дамами из комиссии) нехотя начинает искать машину и предпринимает попытки (весьма сомнительные) предотвратить правонарушения. В этот момент участок закрывается для подсчета.

Подсчет. 02:00
В целом подсчет прошел спокойно. Мои подсчеты совпали с результатом, который получился у избирательной комиссии. А вот протокол переписывали минимум четыре раза. Злая зампредседателя сидела с калькулятором и что-то все время считала. Я предположила, что итоговые результаты не сошлись. Да и потерянный неиспользованный бюллетень говорил о том же самом (количество неиспользованных бюллетеней по документам и по факту не совпало). И это был бы отличный повод полностью аннулировать результаты по данному участку. Но, как известно, один в поле не воин, поэтому я дождалась наконец-то копии протокола и ушла домой. Знаю, что поступила не правильно, но сил не осталось.

Эпилог
Из всего этого хочется сделать только один вывод: в наблюдатели нужно набирать людей квалифицированных, ответственных и честных, которые могут постоять за себя и своего кандидата. В любом другом случае у недобросовестных наблюдателей есть два выхода: дать членам комиссии себя «съесть» или же быть «слепым» наблюдателем. 

Комментариев нет: